Позвоните нам
(347) 246-12-95
г.Уфа, ул.Левченко, 2

Статьи → Жизнь и смерть железобетона

Жизнь и смерть железобетона

Жизнь и смерть железобетона

Среди всех до боли знакомых традиционных строительных материалов этот, как ни странно, один из самых молодых. Любопытно, что его рождение было мучительным, а взросление — драматическим. Не обошлось без авантюр, скандалов и трагедий. А могло ли быть иначе? Скорее всего, нет. Ибо свой триумфальный путь по планете начинал самый главный на сегодня материал для несущих конструкций зданий и сооружений. Материал с тяжеловесным и значительным названием «железобетон».



Первым скрестил цементный раствор и арматурную сетку француз Ж.Л.Ламбо, запатентовавший судно из такого материала. В 1855 году оно стало экспонатом Всемирной выставки в Париже. Одно такое плавсредство функционировало почти полвека, а два других были подняты со дна озера на юге Франции к столетию указанной выставки. Интересно, что лишь в 1859 году в российском «Инженерном журнале» появилась заметка «О постройках из цемента и железа», в которой говорилось о лодке Ламбо.

В год парижской выставки отличился и другой француз Ф. Куанье. Он запатентовал бетон, предназначенный для строительства зданий. Этот материал замешивался с небольшим количеством воды в смесителе, который работал на конской тяге, и втрамбовывался в многократно используемые формы. В том же 1855 году Куанье получил патент и на метод армирования, предложив перекрестное размещение арматуры. Ее следовало заводить во все четыре стены, на которые опирается железобетонное перекрытие. Кроме того, Куанье предложил возвести на все той же парижской выставке целый дом из бетона, уверяя, что цемент, бетон и чугун пришли на смену камню. Но получил возможность показать лишь несколько бетонных элементов, за которые ему — видимо, по доброте душевной — дали бронзовую медаль. А ведь в начале 1850-х годов целые кварталы Парижа застраивались, по мнению очевидцев, в невероятно короткий срок благодаря использованию известкового бетона Куанье. Во время экономического кризиса 1881 года Куанье обанкротился.

Совсем не повезло У.Б.Уилкинсону, начавшему параллельно с Куанье внедрять армированный бетон в Северной Англии. Из многих однотипных патентов только его патент 1854 года был подтвержден на практике. А изобрел Уилкинсон усовершенствованные конструкции огнестойких зданий, в том числе бетонные перекрытия, которые армируются металлическими прядями и прутьями небольшого сечения, размещаемыми ниже центральной оси бетонных элементов. Но патент невезучего британца был забыт. Лишь в 1955 году при сносе построенного Уилкинсоном в 1865 году здания специалисты обратили внимание на необычные решения его перекрытий, присущие подобным современным неразрезным конструкциям.

Не спасовал перед превратностями судьбы Ж.Монье (еще один француз!). Без ложной скромности он искусно занимался патентованием и упорно отстаивал свои патентные права за рубежом. Так как в то время уже были патенты Ламбо и Куанье, в 1883 году Монье получил другой патент — на конструирование мостов, балок и сводов из железобетона. В 1879 году права на использование системы Монье были приобретены в Германии, где фирма «Вэйсс и Фрейтаг» поставила проектирование железобетонных конструкций на научную основу. А начал этот парижский садовник с того, что в 1863 году запатентовал способ изготовления больших кадок для оранжерейных растений из покрытых цементным раствором чугунных сеток.

А что происходило в Америке? Там железобетон появился несколько позднее, чем в Европе, и его развитие и становление шло своим путем. Стало быть, вопрос, кто первым изобрел железобетон, по сей день остается открытым. Впрочем, первыми можно считать всех четверых: и Ламбо, и Куанье, и Уилкинсона, и Монье. Главное же здесь заключается в том, что эти изобретатели приблизили эру железобетона, которая ведет свой отсчет с начала интенсивного роста промышленности, случившегося сто с лишним лет назад.

Тогда возникла острая необходимость в конструкционном материале, способном решить проблему массового строительства зданий и сооружений различного назначения. Но, как только стало ясно, что железобетон сулит немалые доходы, вокруг него разгорелись страсти, зачастую завершавшиеся судебными процессами. Ведь недостатка в авантюристах, старавшихся всеми правдами и неправдами обойти запатентованные «системы», как в те времена называли железобетон, не было. В результате росло число бестолково выполненных «систем», вызывавших многочисленные аварии. С человеческими жертвами в том числе.

Но, несмотря на тяжелые роды и драматическое взросление, железобетон довольно быстро обрел статус элитного материала, изучением и совершенствованием которого стали заниматься исключительно высококвалифицированные специалисты. А второе, более цивилизованное, рождение железобетона состоялось в середине 1930-х годов, когда началось промышленное производство его предварительно напряженных модификаций. В конце концов четверть века тому назад настал третий этап развития железобетона, означающий, помимо прочего, и массовую химизацию бетона.

Разумеется, если перефразировать слова из песни о вожде пролетарской революции, то железобетон жил, железобетон жив, железобетон будет жить. Он постоянно совершенствуется и не собирается сдавать своих позиций. Тем более что по праву считается одним из самых экологически чистых, экономичных, надежных и долговечных материалов.

Впрочем, жизнь железобетона как явления и жизнь, то есть долговечность, железобетона как отдельных творений из этого материала — вещи разные. К сожалению, и такие творения рано или поздно умирают, то есть у них, говоря техническим языком, происходит исчерпание эксплуатационного ресурса. Впрочем, сильно печалиться нет резона. Грамотно запроектированная и тщательно выполненная железобетонная конструкция способна прослужить не один век. Правда, если она будет находиться в дозволенных проектом условиях и за ней будет надлежащий уход. Иными словами, когда железобетон, зная его богатую историю и ценя его творцов, которых и в современной Беларуси немало, уважают.

А вот с этим на нашей Родине далеко не все в порядке. «Мало тебе, отечественный железобетон, явных и тайных вредителей из мира химически агрессивных сред? Так на тебе для проверки на прочность еще и человеческую глупость в придачу!» — словно некий экспериментатор из падших ангелов решил и через отношение к железобетону проверить человеческую состоятельность белорусов. Иначе как объяснить тот факт, что у нас все больше и больше недостроенных и разрушающихся объектов, главным материалом несущего остова которых является как раз железобетон? В то же время наше молодое капризное государство топнет ножкой — и подневольный народ тут же начинает возводить какую-нибудь архитектурную нелепицу. Лишь бы государство не гневалось. В нормальной семье любимому ребенку лишнюю шоколадку не купят — вредно, да и деньги впустую тратить глупо. А в масштабах отнюдь не богатой Беларуси, получается, в порядке вещей ладить бессмысленную библиотеку, тупо игнорируя наличие множества отнюдь не графских развалин…

 

доцент к.т.н. Жуков Д.   источник: bdg.press.net.by